О ПРИРОДЕ ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ДОМИНАНТЫ

 

Возникает вопрос: что эту доминанту питает? Почему она сохраняется столь продолжительное время? Тем, кто немного знаком с данным предметом, здесь будет открыт один небольшой, но очень важный с точки зрения защиты секрет. Автор может себе это позволить: не будучи заинтересованным лицом и невовлеченно наблюдая "экстрасенсорную" область человеческой деятельности, он не находит никаких поводов для того, чтобы лелеять некоторые до сих пор бытующие здесь традиционные мифы, дающие возможность одним людям держать в страхе других людей, играть другими людьми.

Итак, что питает отрицательную доминанту? Обычно картина представляется следующим образом. Индуктор устанавливает с перцепиентом некую связь, так называемый "раппорт". В конце XIX в. раппорт описывали как нечто вроде "психического кабеля", – шланга, по которому индуктор может нагнетать в бедного перцепиента (или отсасывать у него) все, что ему заблагорассудится, причем в неограниченных количествах. Тут уж вся надежда на "опытного оккультиста", способного кабель "перекусить". Сегодня говорят о полевых взаимодействиях: индуктор якобы "впечатывает" в полевую структуру перцепиента некое "деструктирующее клише отрицательной информации", так называемого "вампира".

Секрет заключается в том, что вас все это время обманывали. Вас заставляли создавать "кабель", чтобы иметь возможность затем его перекусить. Вас заставляют создавать "вампиров", чтобы иметь возможность их затем отсечь. С вами играли и играют.

Между индуктором и перцепиентом действительно устанавливается раппорт, в каких бы терминах он не описывался; не важно, какова концептуальная модель, – раппорт есть, это психологический факт. Да, раппорт – это действительно инородное тело в "тонком теле" перцепиента, "наведенная" структура в его "энергетическом каркасе". Но энергосистема этой наведенной структуры бесконечно более слаба, чем целостная энергосистема организма перцепиента.

Да, раппорт – это действительно своеобразный паразит, получающий подпитку от перцепиента, "живущий его соками"; но в масштабном отношении по сравнению с перцепиентом он подобен клопу. А много ли наших соков удается выпивать клопу? Да, раппорт действительно создает "отрицательную доминанту", но НЕ ОН ЕЕ ПИТАЕТ, – он ею питается.

Ее питает наше воображение. Задача раппорта – обрушить на нас нашу собственную силу, включить лавинообразный каскад нашего воображения. Именно воспаленное воображение заставляет человека усматривать в клопе вампира, и именно в воображении находится ядро "отрицательной доминанты". А механизм доминанты (по Ухтомскому) в том и состоит, что питает себя она сама. Заодно доминанта питает и исподволь стимулирующий ее раппорт. Если бы не эта обратная связь, если бы раппорт не получал своей минимальной подпитки, – а нужно ему совсем немного, – то в самом скором времени он бы усох и отпал.

"Заинтересованные лица" могут возразить: не преувеличивает ли автор роль воображения, иными словами, роль сознавания факта нападения? Ведь вся суть психического нападения в том и состоит, что жертва о нем не знает и ощущает на себе лишь последствия. Эффективность нападения практически не зависит от сознания жертвы.

Суть этого традиционного и ровно ничем, кроме силы внушения, не подкрепленного возражения, как раз в том и состоит, чтобы поглубже поддеть воображение потенциальных "жертв", чтобы воображение работало в нужном направлении и тогда, когда у человека все в порядке, чтобы оно все время тряслось в тревожном предчувствии, а при первых признаках слабости или недомогания (мало ли может быть тому причин) вздохнуло с покорным облегчением: "Ну вот..." – и усилило симптомы во сто крат.

Это традиционное возражение бездоказательно и в принципе не может быть подкреплено фактами – ни объективными фактами, ни тем более фактами психического опыта. Оно может быть подкреплено лишь рассказами о фактах типа "в газете было написано", "современной наукой доказано", "в одной лаборатории был поставлен эксперимент" и т.п.* Если отмежеваться от поселившихся в воображении "фактов" такого рода и исходить из фактов нашего непосредственного психического опыта, то разговоры о нападении вне осознания утрачивают всякий смысл: если мы не сознаем, что на нас напали, значит нападение не удалось.

* Что касается популярных рассказов о воздействии "силою мысли" на биологические объекты, лишенные воображения (проращивание бобов, лечение кошек и т.д.), то подобные рассказы к делу вообще не относятся, и именно по той причине, что психическому нападению подвергаются не бобы и не кошки, а объекты гораздо более высокого уровня сложности, с гораздо более сложными в том числе системами сохранения постоянства внутренней среды.

Наводка и внедрение отрицательного заряда, устанавливающего раппорт, служит лишь "затравкой" в механизме психического нападения. Перцепиент "переваривает" этот заряд очень быстро, а затем, если нападение было успешным, начинает посредством отрицательной доминанты переваривать самого себя – и, кстати говоря, вполне может довести этот процесс до летального исхода.

В случае, когда возникает возможность неконтролируемой реакции психического самопереваривания, возникает, естественно, и необходимость в психической самозащите, то есть в защите от самого себя.

Напомним, однако, еще раз, что если отрицательный заряд не проникает глубже энергетической оболочки, ЕСТЕСТВЕННОЕ НАЗНАЧЕНИЕ которой – взаимодействовать с любыми влияниями (как положительными, так и отрицательными, как сильными, так и слабыми), то необходимости в защите не возникает. Йоги, развивающие свое сознание и растождествленные со своими оболочками, вообще не пользуются защитой, поскольку любая защита закрывает нас от мира и делает менее сознательными. Но если человек не властен над своим внутренним миром, в определенных ситуациях у него возникает необходимость от этой части "себя" защищаться.